Чемпионат мираЗапасной вратарь сборной Казахстана на ЧМ в Литве получил полмиллиона призовыхЭкстра-лигаParimatch Екстра-ліга 2021/22. 7 тур. LIVE!Первая лига Негель, Бакум, Чеберяк, Семенченко, Салтанов і Морено – гравці «SkyUp»Первая лига Перша ліга 2021/2022. Представлення учасників зони «Схід»БеларусьПремьер-лига-2021/22. Тур 5. LIVE!КазахстанСтал известен календарь чемпионата Казахстана сезона-2021/22Первая лига Перша ліга 2021/22. «Любарт» (Луцьк) – «КІВС Енергія-2» (Львів). АнонсПервая лига Андрій Федюк: «Ми не стоїмо на місці, нам вдалось домовитись про співпрацю з Віталієм Багряком»ИталияИталия-2021/22. Тур 1-2. С места в карьерСборная УкраиныОлег Шайтанов: «Матчі з Португалією були дуже інформативними»Экстра-лигаParimatch Екстра-ліга 2021/22. Тур 7: анонсФутзал в миреУзбекистан-2021/22. Тур 1. «Локомотив» идет без потерьКазахстанИгита: «Я еще не наигрался!»Сборная УкраиныЖіноча збірна України зазнала поразки від Португалії у повторній контрольній зустрічіСборная УкраиныАнна Шульга: «Потрібно продемонструвати характер й не боятися суперника»Экстра-лигаРоман Гураль та Максим Цар – гравці КІВС «Енергії-2»КазахстанКубок Казахстана-2021: определились полуфиналистыРоссияФелипе Парадински: «Чемпионаты Бразилии, Испании и России находятся практически на одном уровне»Первая лига Андрій Задорожний: «Після участі у Lviv Open Cup 2021 прийняв рішення, що якщо рухатись, то тільки в першу лігу України»Экстра-лигаТарас Шпичка залишив «ХІТ» і очолив «SkyUp»

Эмиль Алиев: «Были желания отменить лимит. Чуть ли не до драки доходило»

Президент АМФР Эмиль Алиев – о планах на домашний чемпионат мира и натурализации

 
Президент ассоциации мини-футбола России Эмиль Алиев в большом интервью 
Metaratings.ru подвел итоги старта чемпионата мира, рассказал о давлении из-за постоянных вторых-третьих мест сборной на крупных турнирах и планах на домашний мундиаль, а также объяснил, почему в российском футболе нельзя отменять лимит на легионеров.
 

«В спорте нельзя работать, если ты не хочешь стать первым. Однако в нынешней политической ситуации это непросто»

 
– Убедительные 9:0 в матче с Египтом. Ожидали ли столь феерический старт? Насколько эта победа говорит о силе нашей команды или слабости соперника?
– Для себя ставили задачу просто победить в этом матче. Ожидали от Египта большего сопротивления, потому что имели много информации об этой команде. Помнили прошлый ЧМ, где данная команда обыгрывала даже сборную Италии, поэтому готовились очень серьезно. Мы просто очень хорошо отыграли в обороне и не дали сопернику ничего сделать. Ну и сложились удачно все моменты у их ворот. Также нам помогли рикошеты. Россия реально сильнее Египта, поэтому все закономерно. Но Египет – это все-таки чемпион Африки. Уверен, они еще окажут сопротивление и поборются за выход из группы, что мы и увидели в матче против Гватемалы.
 
– Матч с Узбекистаном, в котором Россия с трудом обыграла соперника со счетом 4:2. Не все пошло по плану сборной?
– Игра получилась непростой, но на другое мы и не рассчитывали. Слова о том, что каждый соперник на чемпионате мира представляет серьезную угрозу, звучат не просто так. Да, класс наших игроков выше, но только на классе матчи и турниры не выигрываются. Игра против Узбекистана показала, над чем нам нужно поработать в ближайшее время.
 
– От игры с Гватемалой у вас какие ожидания?
– У нас есть опыт очень непростой игры с ними, пусть это и было более десяти лет назад и на товарищеском турнире. Повторюсь, однозначно простых команд на турнире нет, а против сборной России, действующего вице-чемпиона мира, все настраиваются по-особенному и стремятся показать максимум возможностей.

– Есть ли прописанные задачи у сборной на этом турнире?
– У нас была плодотворная встреча с президентом РФС Александром Дюковым на матче Россия – Хорватия, куда пригласили в полном составе всю нашу сборную по мини-футболу. Как раз был день отдыха после половины второго сбора, и с ребятами пообщался Александр Валерьевич. Он поставил задачу и сказал, что вице-чемпионами мира вы уже были. Нужно постараться сделать шаг вперед. Это происходило как раз по прошествии ЧМ по пляжному футболу, где наша сборная достигла максимального и исторического результата. И президент РФС находится под впечатлениями от этой победы.
 
Аппетит приходит во время еды, но я хотел бы сказать, что конкуренция у России в мини-футболе, наверное, намного существеннее, чем на сегодня у нашей сборной по пляжному футболу. Не умаляя достоинств пляжников, хочу сказать, что в статусе вице-чемпионов мира мы уже несем дополнительную ответственность и также ставим перед собой серьезные задачи, поставленные президентом РФС.
 
– Вы испытываете психологическое давление, что Россия все время становится второй или третьей в мини-футболе?
– Конечно, в спорте нельзя работать, если ты не хочешь стать первым. Однако в нынешней политической ситуации, хоть и говорят, что спорт вне политики, это непросто. Мы выступаем без гимна и флага, под каким-то другим психологическим давлением, но все что нас не убивает – делает сильнее. Мини-футбол завоевывает бронзовые и серебряные медали на протяжении 10 лет на уровне национальных сборных все-таки не благодаря, а вопреки. У нас, к сожалению, нет такого серьезного лобби в УЕФА и ФИФА.
 
Мы видим, что наших арбитров на этом турнире гораздо меньше, чем испанских. И это было практически на всех соревнованиях. Если, допустим, приглашаются два-три испанца, то у нас только один-два человека. К тому же во всех комитетах и структурах, принимающих определенные решения, работают не россияне. Да, сам комитет по футзалу возглавляет Александр Алаев, и это хорошо, но в реальных департаментах российских делегатов, руководящих судьями или контролирующих технические процессы, мало. В основном работают люди из европейских стран.
 
Если брать чемпионат Европы, мы здесь чужие на этом празднике управления различными процессами. И РФС, и Ассоциации мини-футбола нужно вести внешнюю политику и интегрировать наших людей в управление. Сегодня такая работа ведется. Тогда легче контролировать те или иные вопросы, а они возникают в футболе всегда. Простой болельщик наблюдает за матчем по телевизору или на площадке и не задумывается об объеме невидимой глазу работы.
 
Я как-то был на мероприятии, связанном с танцами, и изумился раскладам. Почему же наши обязательно станут третьими, немцы – вторыми, а бельгийцы – первыми? Знакомый ответил мне, что здесь вот такой распорядок, так складывается политика. Он сказал мне, пойми, танцы без политики – это дискотека. В любом виде спорта присутствуют закулисные вещи. Мы в них не сильны.
 
– Можете конкретный пример привести?
– Вспоминаю один случай, когда за сборную еще играл наш легендарный Пула. На чемпионате Европы-2014 году в Бельгии случилась ситуация, когда он сфолил: бил через себя и попал в грудь португальцу ногой. Ему дали красную карточку, и он должен был пропускать следующую игру. Но так получилось, что мы вышли на Испанию и тем же вечером нам пришла повторная бумага, где решение сутки спустя изменили, и Пулу, находящегося в великолепной форме, вместо одной игры дисквалифицировали на два матча. Председателем дисциплинарного комитета, конечно же, был испанец.
 

«Шансы получить домашний чемпионат мира в ближайшее время невелики»

 
– Дюков сказал, что есть задача провести чемпионат мира по футзалу в России. Можете назвать даты и сроки? Реально ли это вообще?
– Амбиции очень хорошие, и нам приятно, что Александр Валерьевич выступил с этой инициативой. Мы ведь планировали и этот чемпионат мира проводить, потому что были хорошие шансы. Литва победила только из-за правила ФИФА по ротации континентов. Позапрошлый турнир проходил в Таиланде, это азиатская зона, прошлый – в Колумбии, а теперь настала очередь европейской части. Мы, конечно, можем подать заявку, у президента хороший настрой, но шансы получить домашний турнир невелики.
 
Если мы получим чемпионат, это будет большое уважение к России. Но, из практики, он должен уйти либо в Африку, либо в Южную Америку, либо в Австралию.
 
– Но мы каждый ЧМ подаем заявку?
– Нет. Если сегодня мы решим это делать, то готовится заявочная книга и формулируется определенная орггруппа, а это все не дешево и не быстро. Это серьезный процесс. Он чуть проще, чем перед заявкой на мундиаль по большому футболу, но процедуры у ФИФА практически так же – гарантии правительства, закладка бюджета в эти процессы. Как только закончится этот чемпионат, сразу начнется подготовка к выбору места следующего. И, в принципе, за два года это решение будет известно. Мы прогнозируем, что к 23 году ФИФА уже определится с местом следующего турнира.
 
– Россия думает подавать заявку на следующий ЧМ?
– Мы планируем, да. Президент РФС озвучил, что мы поборемся за право подавать эту заявку. Потому что мир меняется, и правила ФИФА могут измениться.
 

«Готовы рассмотреть вариант, при котором «Спартаком» будут управлять в том числе болельщики»

 
– Ходят слухи, что мини-футбольный «Спартак» хочет управлять командой вместе с болельщиками. Правда ли это? Общался ли клуб с федерацией по этому поводу?
– К сожалению, у нас не получилось встретиться. Руководители «Спартака» должны были приехать еще в конце прошлого сезона, но не добрались до ассоциации, а затем уже у нас началась очень плотная подготовка к чемпионату мира.
 
Формы управления и методика управления любым клубом – частная история. Поэтому я не могу быть экспертом в данном вопросе. Мы знаем, что в «Спартаке» часто менялись владельцы, и бренд таков, что он притягивает многих. Но не каждому удается эффективно управлять клубом, поэтому подождем. Если эта модель поможет им, то дай бог. Главное, что клуб у нас заявляется. И я благодарен тем людям, которые подхватывают славное имя «Спартака» и не дают ему упасть из высшей лиги. Мы надеемся, что он когда-нибудь вернется и в суперлигу.
 
– Я правильно понимаю, что вы скептически относитесь к такой коллаборации? Федун тоже высказывал подобные мысли по поводу большого «Спартака». Как вы относитесь к такой форме правления? Может, за этим стоит будущее?
– Пока не попробуешь – не поймешь. Если эта модель даст положительные результаты, то почему нет. У нас были закрытые акционерные общества и открытые. Продаются акции различных клубов. Если это рассматривать как бизнес, то почему нет. Я не отношусь скептически к новым формам управления. Если кто-то берется за дело и знает, как это делать, то нужно дать время. Обычно пройдет год-два в такой форме правления, и станет понятно. Если скандалов будет больше, чем успехов и денег, то форма выбрана неправильно и не ко времени.
 
– У мини-футбольного «Спартака» действительно есть такие планы?
– Да, мы слышали об этом, но встречи пока не было, к сожалению. Я всегда стараюсь не доверять слухам, а когда проведем переговоры и поймем – если «Спартак» еще будет нуждаться в нашем дополнительном экспертном мнении или дополнительной поддержке, то мы рассмотрим эти возможности.
 

«Если бы в Европе играло больше футболистов из России, можно было бы говорить полной отмене лимита»

 
– Коснемся вечного вопроса – натурализации игроков. В мини-футболе эта тема была больной около восьми лет назад. Сейчас она чуть поутихла, но я все чаще слышу, что сборной России легионеры уже не нужны. Они помогли молодежи и показали, как надо играть в мини-футбол. Все, хватит, у нас уже есть свои кадры. Зачем нам натурализованные ребята, когда есть свои, которые не хуже? Есть ли попытка отойти от натурализации, чтобы хотя бы не было пятерки? И прийти когда-то к тому, что будут играть только русские.
– И татары, и башкиры – тоже россияне, но они не русские. Поэтому вопрос щепетильный. Если мы с главным тренером сборной Сергеем Скоровичем и, допустим, вместе с вами втроем соберемся и захотим натурализовать какого-то игрока, нам это сделать не удастся. Это связано с тем, что идеи о натурализации игроков пропагандируют в первую очередь сами клубы. У каждого клуба своя политика, и она вообще никак не связана со стратегией работы сборной.
 
Мы все с вами бились за то, чтобы футбол был частным. Чтобы, как пропагандирует ФИФА, государство меньше влияло на все процессы. Как частное предприятие, любой клуб ставит для себя некую стратегию: иметь ему этого футболиста, натурализовывать его или нет. И когда игроки, получив гражданство, в любом клубе в нашей стране выходят на площадку, мы об этом иногда узнаем уже тогда, когда решение принято. Потому что процесс получения гражданства бывает разным. 
 
Конечно же, гражданство дает президент страны, но если человек женился, решил связать свою жизнь со страной или просто хочет получить гражданство, чтобы играть за клуб, потому что у нас есть лимит на легионеров, тогда мы уже вынуждены оценивать, соответствует этот игрок после получения российского паспорта уровню сборной или нет. Мы всегда находимся во второй очереди, а не в первой. И в нашей стране не было еще ни одной игрока, где Сергей Скорович инициировал и упрашивал какой-то клуб дать ему гражданство, потому что он нужен сборной. Говорю открыто, этой ситуации у нас нет. 
 
Сначала игрок соглашается не выступать за свою родную сборную, и только после этого у него появляются шансы попасть в сборную России, если он соответствует ее уровню. Если у нас сегодня играют Робиньо, Густаво и Сирило за сборную, то ни один специалист в футзале не может сказать, что эти люди недостойны и играют только лишь потому, что имеют паспорт. Дело в высокой квалификации.
 
– Бесплатно ли натурализованные ребята играют за сборную России?
– Все игроки сборной России – это граждане нашей страны, и за национальную команду они выступают на единых для всех условиях. Нет никакого деления и ранжирования.
 
– Получается, лимит – следствие натурализации. Как вы относитесь к лимиту в большом и мини-футболе? Сейчас в большом футболе об этом говорят все. Вы входите в исполком РФС и тоже принимаете участие в обсуждении.
– Идет большая дискуссия, но мы говорим как практики на основании работы, проделанной в мини-футболе, и судим с точки зрения только своего опыта. В России в мини-футболе очень сильная своя традиция и сильные школы, но мы также не имеем большого засилия наших игроков, которые были бы востребованы в Европе. Не потому, что наши игроки плохие и не нужны там, у нас сегодня Иван Чишкала играет в «Бенфике», и он востребован: выходит в основе и вызывается в сборную, недавно забил три мяча. 
 
Просто уровень платежеспособности наших клубов сегодня намного выше, чем в Европе. И в общей массе высококлассных российских игроков выгоднее находиться в местном чемпионате. Плюс они находятся в своих регионах, рядом со своими семьями и в комфортной для себя русскоговорящей стране. Также у нас сильный чемпионат, в 2007, 2098 и в 2016 мы выиграли лигу чемпионов. Большой футбол пока только на пути к этому.
 
Что такое лимит? Это вечный спор и баланс интересов между клубами и сборной. Когда Александр Дюков успешно руководил «Зенитом», он смотрел на развитие футбола с одной стороны. Сегодня он руководит РФС и смотрит немного иначе на многие вещи, потому что работа всей нашей команды будет оцениваться успешным выступлением не какого-то отдельного клуба, а национальной сборной. Поэтому мы находимся на пути выработки баланса.
 
Какие-то страны пошли по одному пути, какие-то – по другому, но никто не задумывается, что если бы у нас от 20 до 40 игроков топ-уровня находились в иных европейских сильных чемпионатах, входящих в топ-10, в Италии, Португалии, Испании, Англии или в Польше, Бельгии, Голландии, Хорватии, и играли бы в основе, то тогда можно было бы говорить полной отмене лимита, потому что у нас были бы возможности выбора, и кто-то бы конкурировал с иностранцами в нашем чемпионате. Но пока такой ситуации нет. 
 
Сторонники отмены лимита считают, что это спровоцирует конкуренцию у российских игроков с иностранными игроками, но никто не задается вопросом, а что, если наши игроки проиграют эту конкуренцию? Потому что в мире точно есть футболисты сильнее россиян. Что тогда получится? Будет 100% игроков-иностранцев, и тогда баланс интересов сборной полностью уходит в сторону баланса интересов клуба. Клубы от этого выиграют 100%, но выиграет ли от этого сборная? Поэтому и идет дискуссия.
 
Нужно найти баланс. Да, его найти сложно. Все говорят, что на уровне сборной нам вряд ли что-нибудь удастся выиграть, отпустите баланс, и мы хотя бы на клубном уровне попытаемся купить дорогих игроков и чего-то выиграем. Но футбол – это уже и общегосударственная задача. Как показывает любой социальный опрос, когда твоя сборная выигрывает либо отдельный матч, либо продвигается вверх по турнирной таблице в крупном международном форуме, как это было на ЧМ, ситуация в стране меняется. Победив Испанию, наши ребята получили ЗМС, в стране случился настоящий праздник и всплеск патриотизма.
 
Повторюсь – на этот вопрос мы можем отвечать, исключительно оперируя собственной практикой в мини-футболе. У нас четыре игрока в заявке и три на паркете – это меньше 25% от общего количества игроков. При сильной школе, отсутствии футболистов за границей и при жестком лимите мы способны давать результаты как на уровне клубов, играя в ЛЧ, так и на уровне сборных. Если заниматься сразу всеми вещами параллельно, иметь хорошие показатели на всех трех китах и удерживать планку, результатов можно достигнуть.
 

«Руководители клубов говорили: «Почему я не могу купить себе 12 бразильцев?»

 
– Почему вы считаете, что российские игроки проиграют конкуренцию? В первые годы после отмены лимита – возможно, но что будет дальше?
– Я допускаю такую возможность, ведь гарантии ни того, ни другого пока нет, и нужно рассматривать все возможные развития событий. Если они проиграют ее в первый год, то клубы подпишут контракты с иностранными игроками, которые запросят соглашения хотя бы на 2-3 года, и в этот промежуток на местах наших игроков будут иностранцы – словаки, хорваты, поляки, бразильцы, португальцы, колумбийцы, уругвайцы.
 
Например, у Станислава Черчесова был выбор, допустим, из 50-60 игроков. И это количество с учетом травм и каких-то нюансов превращается уже в порядка 40-45. Вот и посчитайте, сколько останется игроков, проигравших конкуренцию. На их место пришли иностранцы, и из 16 клубов РПЛ, допустим, будет играть в среднем по три-четыре россиянина. Умножаем, убираем травмы, и будет играть порядка 20 игроков в лучшем случае. А сколько нужно в заявке, чтобы поехать на любой крупный турнир среди сборных? Гораздо больше. Простая математика.
 
У нас были желания отменить полностью лимит в мини-футболе. Чуть ли не до драки доходили дискуссии с руководителями клубов, которые отчетливо верили и говорили: «Мне нужно решать свои вопросы, у меня есть спонсоры, бюджет. Почему я не могу купить себе 12 бразильцев?». У нас есть ряд европейских клубов, которые идут сегодня этим путем.
 
Сегодня
мини-футбол развивается в Германии. В Штутгарте создана команда, где выступает вратарь из Сербии Аксентиевич, который играл у нас в Тюмени. Практически вся балканская группа высококлассных футболистов приехала туда. И там нет этого лимита, как и практически нет немцев в составе. Но при этом они собирают полные трибуны. Для развития футзала это хорошо? Хорошо. Но сборная Германии от этого сильнее не станет. Она практически в зачаточном состоянии. 
 
Возможно, на этапе развития это можно делать, но в России все-таки есть своя серьезная школа. И «Динамо», и «Спартак». А в регионах какие серьезные клубы! Может, все-таки стоит находить баланс между интересами? С кем наши футболисты, играющие в клубах РПЛ, не конкурируют? Разве они не конкурируют со вторыми-третьими номерами, которые стучатся и вместо них хотят играть в этих клубах? Я уверен, что есть такие люди.
 
– Я считаю, что конкуренции нет. У молодых нет опыта.
– У нас есть целая лига под названием ФНЛ, в которой могут играть не только молодые футболисты. Сколько миллионов вложено в создание лиги, чтобы она рождала конкурентных игроков для тех же Кузяева и Зобнина. Для всех основных футболистов в своих командах. Это иллюзия. Они просто на виду. А все люди, которые не на виду? Основная масса людей. Они же потенциальные конкуренты этих игроков. Уверен, что уже совсем скоро начнет давать плоды и созданная Александром Дюковым ЮФЛ, которая сегодня активно развивается.
 
– «Синара» – это клуб, который несколько лет растил молодежь. В условиях лимита ли или по зову сердца, но растили. В итоге команда пришла к отличному результату. На ваш взгляд, в большом футболе это возможно?
– Этот же человек, Григорий Иванов, верный своей идее в мини-футболе, в большом футболе, в «Урале», не пропагандирует эту идею. Потому что именно уральская и тюменская мини-футбольная школы сегодня передовые в мире. И на данный момент именно из уральской футбольной школы капитаном сборной является Сергей Абрамов. Владислав Шаяхметов был ранее капитаном многие годы. В мини-футболе уральская школа рождает, находит и выращивает самородков с этой скрупулезностью, и здесь огромная честь и хвала организатору.
 
Но по соседству находится его футбольная школа. Казалось бы, эту идеологию нужно перенести и туда, но невозможно конкурировать и организовать этот процесс быстро. Потому что Григорий Викторович сначала занимался мини-футболом и потратил многие годы на этот процесс. 
 
Мы с ним дискутировали, он говорит: «Нереально конкурировать в РПЛ, где нет такого объема высококлассных футболистов, которые полностью займут обойму, чтобы команда состояла из россиян». Нужно время для развития. Можно сохранить лимит, можно его отметить, можно установить иные регулирующие факторы, но всегда нужно понимать, что если этот шаг будет неправильным, то это замедлит развитие.
 
Но, с другой стороны, не попробуешь – не поймешь. Поэтому в мини-футболе так. Сильная школа, сильные игроки и баланс соблюден между сборной и клубами.
 
Источник –
metaratings.ru

Похожие Новости

Комментарии:

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставлять комментарии. Авторизуйтесь под существующим аккаунтом или создайте новый.

Futsalua © 2016-2021 Проект разработан командой Futsal Ukraine. Все права защищены.